Интервью с группой «UNCROSSED»

Если представить, что сама музыка не существует вне и помимо стиля, поскольку в музыке нет объекта, а есть объективация субъективности и вся музыкальная «действительность» не познаётся и не отображается, а проистекает и переживается, то в качестве наглядного примера этого здесь вполне можно было бы представить сибирскую группу UNCROSSED.

Их удивительное и экспериментальное творчество на «DELetio», существенно расширяющее классические границы metal-музыки и не может остаться незамеченным. К тому же, как мне показалось, именно эта иркутская группа своей музыкой стремится выразить исконно русское устремление ко всему бесконечному и чрезвычайному. Наверное, я не смогу в полной мере объяснить причину появления таких ассоциаций, но послушайте их замечательный «DELito» и возможно вы поймете сами. Ниже вашему вниманию интервью
с UNCROSSED в лице барабанщика группы Ильи Ключинского и клавишника Сергея Астахова.

«DELetio» — ваша первая серьезная и студийная работа. Как долго вы готовили музыкальный материал для этого альбома, тяжело ли давались сами композиции, были ли какие-либо у вас особенные настроения/переживания при работе над этим альбомом?

  • Над материалом работа шла около трёх лет. Когда «DELetio» находился в процессе своего создания, мы сообща пытались реализовать все возможные технические мысли, приводя их в определённую систему, совмещая последнюю с музыкальной частью. Если до конца проникнуться нашим прежним творчеством, то можно услышать и понять, что каждая нота, каждая длительность были тщательно выверены. За годы создания «DELetio», а иначе и не скажешь, обновился состав участников UNCROSSED, и, как следствие, корректировались предыдущие наработки, появлялись новые идеи и подход к созданию и реализации композиций. После компоновки и отработки материала, само собой, группой было принято решение перенести все на аудио носитель. Изначально запись планировалось осуществить, используя только подручные средства, так сказать,
    в репетиционных условиях, но, вскоре стало понятно, что добиться качественного результата, при наших скудных технических возможностях не удастся, и, начались переговоры с одной из иркутских студий звукозаписи. Можно сказать, что нам очень повезло. Звукорежиссером оказался наш товарищ, известный иркутский музыкант и поистине специалист в области звука — Александр Шуберт. Все технические релизы, многие из которых ноу-хау, принадлежат ему и студии S-Art. Процесс записи занял порядка полугода. В принципе, достигнутым результатом мы довольны, но будущий материал будет реализовываться совершенно по-другому. Теперь немного о будущем и наших планах на данный момент. Сейчас состав UncrosseD в очередной раз претерпел изменения. Надеемся, не только в количественную (на данный момент нас шестеро), но и в качественную сторону тоже. Изменения таковы: на место прежних гитариста и вокалиста пришли новые ребята, так же добавился еще один клавишник. Теперь новый состав представлен таким образом: Сергей Астахов и Антон Дунаев — клавишные, Кирилл Куйдин — вокал, Никита Коркин — гитара, Алексей Болотов — бас, Илья Ключинский — ударные. Наработка нового, в корне отличающегося от «DELetio» материала, идет полным ходом. Так же мы перешли на русскоязычные тексты. Искренне надеемся, что весной сможем представить, по крайней мере, десять новых композиций. Дальше — больше. Планов на будущее, как всегда, масса. Останавливаться на достигнутом, жить прошлым никто из нас не собирается. Также можно отметить, что «DELetio» впредь исполняться «вживую» не будет. А новый материал уже исполняется на концертах и 29-го ноября будет представлен восемью или девятью композициями на фестивале экстремальной музыки «ДРОЖЪ» в г. Зеленогорск Красноярского края.

А в чем причина вашего отказа от живого исполнения материала «DELetio»? И не создалось ли у вас такого ощущения, что ваша музыка создает некий барьер между сценой и слушателями, не ощущали чего-то подобного, легкий дискомфорт?

  • Все очень просто. В нашем составе произошли изменения, и нам не представляется возможным наряду с наработкой нового материала отыгрывать еще и «DELetio». На данном этапе у нас 3 репетиции в неделю. К тому же после работы все буквально валятся с ног. Времени хватает лишь на то, чтобы вспомнить, что было на предыдущей репетиции. Но мы скоро исправимся, обещаем работать больше. По поводу «барьера между сценой и слушателями». Да, он действительно иногда существует. Во многом это зависит от настроя группы. Как бы то ни было, мы стараемся выложиться на сцене на все сто процентов, будь то звук, или качество исполнения. Неподготовленными на сцену не выходим, а если такое и случалось, то, надеемся, осталось в далеком прошлом. Настроение публики задает сам исполнитель, ровно как и рушит барьеры невосприятия.

Непосредственно сами душевные процессы у вас могут становиться материалом для творчества, какую часть они производят?

  • На 60% наша музыка состоит из так называемых «душевных переживаний». Остальные 40% — водка, женщины, наркотики (шутка!). Конечно, когда пишешь музыку, ровно, как и делаешь любое другое любимое тобой дело, переживаешь его в себе. Само собой, душевные процессы нам не чужды. В процентном соотношении? Ну, пусть будет 60/40, хе-хе. 40% отдадим техническому аспекту исполнения.

Чем и главное как вы достигаете такую невероятную способность облечь свои мысли в эти изящные музыкальные формы?

  • «Невероятная способность». Хе-хе, о чем ты? Просто сидим и думаем. Час, бывает, думаем, два… Потом, вдруг, как осенит, осенит, и все сразу же включаются в процесс. Или делаем то, что получается, а потом понимаем, что Это и Это не то, а вот Это то что надо! На самом деле творческий процесс очень спонтанен, хотя мы имеем свой подход к этой стихии. Кроме того, в нашей музыке мы часто используем математические элементы, то что придумать в конечном виде не возможно. То есть сначала приходит какая-то идея, какая-то формула, которую сначала надо расписать, разложить и перевести в ноты, а только потом уже можно услышать это.

Вы всегда имеете возможность беспрепятственного самовыражения?

  • Всегда, но в рамках наших возможностей технического плана. По мере новых потребностей в реализации идей постоянно необходимо развиваться, результаты чего сами по себе дают тебе свободу и пищу ещё для новых идей и, соответственно, к появлению новых целей для достижения.

Можешь ли сказать, что ты как-то по-особенному понимаешь музыку, на другом, более высшем уровне?

  • Так может считать каждый человек и это будет вполне справедливое утверждение. Конечно, музыканты несколько иначе воспринимают музыку, но порой это только мешает. Каждый человек в одном и том же может отмечать и находить что-то своё, что то особенное для себя, то, что возможно будет нравиться только ему. И это касается не только музыки.

Насколько для вас важно внутренние духовные (творческие) устремления реализовывать в материальном мире? Что для вас это вообще значит и несет ли это какой-то особенный, глубокий смысл?

  • Не совсем ясен вопрос… Если речь о том, что насколько важно в реальной жизни следовать своим внутренним убеждениям, то да, для нас это важно конечно, но ещё более важно для нас именно разрушить внутри себя стандартное восприятие этого мира… А это мы и стараемся реализовать в музыке. Сразу скажу, что никаких идейных (религиозных, к примеру) взглядов и убеждений мы не имеем и противники такого подхода в принципе. У нас нет цели заниматься музыкой ради какой-то сверх идеи, мы просто хотим сделать что-то мощное, особенное и качественное. В нашем творчестве отпечатываются наши взгляды на жизнь в общем. И музыка, порой, отвечает взаимностью — меняет отношение к реальному миру. Нам все равно до стилей и направлений, есть то что мы хотим сделать, а какими звуковыми средствами это достигается — не играет роли…

Вам нравится быть вне признанных стилистик и быть вечно изменяемыми? Что это, создание чего-то нового и личного, именно к этому вы постоянно стремитесь?

  • На данный вопрос ответим кратко и несколько абстрактно: музыка для нас, в первую очередь, является способом реализации внутреннего «я». Все то, что нельзя выразить словами, внутренние переживания, мироощущение — все это для нас складывается в определенную музыкальную композицию. Поскольку вышеперечисленные определения являются переменными в функции жизни каждого из нас, постоянно трансформируется и приобретает новые формы и наше творчество. О музыкальных пристрастиях и вкусах: каждому из нас нравится что-то свое, это касается и музыкальных стилей и исполнителей, есть, конечно, и то, что нравится всем вместе. Мы слушаем много разной качественной музыки, когда нам позволяет время. Во время творческого процесса мы полностью абстрагируемся. Это означает то, что если нас с кем-то сравнивают, это уже дело исключительно слушателя. Не отрицаем, что музыка многих коллективов повлияла на наше творчество, но копировать кого бы то ни было мы не пытаемся, зачем?

Нет ли опасений и страха, что поиск совершенной формы будет мучить всю жизнь или в этом есть свои плюсы и преимущества?

  • Весь творческий путь и есть поиск, но это не может мучить. Это одно из самых замечательных чувств, которое очень не хочется потерять. Для нас одно из самого важного в музыке и есть поиск нового.

Но согласишься ли ты с тем, что существенное всё равно нельзя выдумать, оно придет само?

  • Нет, не соглашусь. «Придёт само» — это то же самое «придумать», только на более подсознательном уровне. И это тоже можно тренировать и разрабатывать, в принципе. Мозг может творить мало и не иметь достаточно опыта, что бы контролировать свои подсознательные действия, и наоборот. Главное, уметь выбирать из всех этих «строительных материалов» в голове необходимые элементы и строить действительно интересные и прочные конструкции, тут уже бесконечное количество вариантов и обширнейшее поле для творчества, а на сознательном или подсознательном это уровне — не важно.

То есть ты в любом случае будешь отрицать присутствие мистической части в содержании музыкального искусства?

  • Да, именно. Я не верю не в мистику, ни в чудеса, ни в жизнь после смерти… И ещё мы отрицательно относимся к музыке под которую подкладывают какую-то религиозную основу или ещё что-то в этом духе. Глупости это всё.

Насколько для вас вообще важно музыкальное развитие, является ли это вашей самоцелью?

  • Всесторонне важно. Самоцелью это не является, но призвано помочь творчески самореализоваться.

Можете ли вы себя назвать критически мыслящими людьми?

  • Вполне. Мы критически оцениваем жизненные ситуации, происходящие ежедневно. Делаем для себя какие-то выводы, и, если ты имеешь в виду претворение критических мыслей в наше творчество, то, так, пожалуй, оно и есть. Стараясь мыслить объективно, по отношении к окружающему нас миру, людям, каждый из нас делает для себя определенные выводы. Данные выводы являются частью общей концепции наших композиций. По природе, каждый из музыкантов UncrosseD в той, или иной степени является циником и прагматиком, что несомненно отображается в нашем творчестве.

Творчество рождается из свободы и лишь свободный творит. Творчество есть то, что идет изнутри, из бездонной и неизъяснимой глубины, а не извне. Насколько ты внутренне свободен и насколько ты ощущаешь эту свободу? Что означает духовная, творческая «свобода» в твоем понимании?

  • Для меня полная свобода недостижима. Всегда что-то будет как-то ограничивать, где-то сдерживать и на что-то влиять. Иначе не возможно. Если увязывать понятие свободы с творчеством и нашей музыкой, то в этом случае мы скорее стараемся бороться за достижение свободы, но средствами, не связанными с самим этим понятием, то есть для нас в реализации творчества свобода не является ключевой точкой, для нас актуальна нестандартность и разрушение стереотипов. А донести до слушателя состояние освобождения его восприятия для нас действительно важно.

Хорошо, более менее мне теперь ясно. Давай перейдем к вашему дебюту. Что обозначает название альбома «DELetio» и почему у вас пишется именно так?

  • «Делеция» — утрата в результате мутации сегмента ДНК размером от одного нуклеотида до субхромосомного фрагмента, включающего несколько генов. DEL в deletio выделено с целью вызвать ассоциацию с соответствующей клавишей на клавиатуре DEL, то есть Delete — удаление, в контексте с музыкой может иметь глубокую подоплёку, что-то вроде уничтожения стереотипов, а в полном виде названия альбома (делеция) уничтожение стереотипов и стандартов на генетическом уровне в результате неких процессов преобразования, типа «мутации» в творчестве.

Это же и визуально изображено на обложке альбома?

  • Сам процесс «DELetio» отображен на обложке далеко не с научной точностью, а всего лишь абстрактно — это некий образ, который больше увязан с концепцией альбома.

В музыке на «DELetio» нельзя отрицать присутствие легкого джаза, по крайней мере, его влияние ощущается в нескольких местах альбома. Есть ли интерес и/или увлечение этим жанром музыки или как можешь объяснить причину его присутствия на «DELetio»?

  • Материал, представленный на «DELetio», был записан в составе с джазовым гитаристом — Михаилом Медведевым. Во время совместной работы он достаточно сильно повлиял на нас и мы многое дали друг-другу в музыкальном и техническом плане. К джазу, как и к другим стилям, наша группа относится очень открыто и мы всегда готовы принять то, что сделано качественно и с душой. Вообще, музыкальные стилистики не имеют для нас значения, мы не зацикливаемся на чем-то одном. Наш новый материал сильно отличается от «DELetio», и старый, бывший до этого альбома, так же очень сильно отличался по своему стилистическому содержанию. Это может произойти и в следующих работах, так как у нас очень много идей и методы достижения результата UncrosseD может избрать совершенно разные, чем используемые сейчас или в прошлом. Одно мы можем сказать точно — в нашей музыке всё будет объединено одной концепцией, одним подходом, какую бы форму это не приобрело. Нестандартность, экспериментальность и качество. Именно над этим мы работаем и именно в этом мы хотим добиться большего.

Не было ли у вас одной из целей своей музыкой создать новое поколение слушателей?

  • Было, именно так и было. Но потом прошло, хе-хе. Ну, не совсем ещё прошло, но целью уже не стоит, а находится где-то в далёких закутках надежд. В принципе, мы всегда старались идти своим путём, не опираясь на чужой опыт, часто поступали в ущерб себе, чтобы не нарушить некоторые принципиальные позиции. И это приносило свои результаты.

Качество записи у вас достаточно приличное для нашей страны. Как удалось так хорошо прописаться и что собой представляет ваша студия, где вы увековечивали на носитель замечательный «DELetio»?

  • «DELetio» записывалась, сводилась и мастерилась в иркутской студии «S-Art» в течение шести месяцев без выходных. Столь долгий срок объясняется отсутствием полного комплекта оборудования и условий. Так же это был первый наш опыт. Наш басист вместе со звукорежиссером S-Art Александром Шубертом (басист Zamirror, в прошлом игравший в Tanki, Колёса и многое другое) поистине проявили верх профессионализма и изобретательности, всё что получилось сделать с «DELetio» в плане записи и звука — это их исключительная заслуга и результат серьёзной кропотливой работы. Конечно, мы не добились того, что желали изначально, но получилось неплохо.

Я абсолютно не знаком с вашей лирикой, расскажи, о чём она, что она отображает в целом на альбоме?

  • К лирике мы подходим так же, как и к нашей музыке, то есть стараемся вложить в тексты нелинейность образов, вложенность и пересечения мыслей. Чувства, переживания, различные мыслительные процессы мы часто описываем нестандартно, порой используя для описания слова и термины технического характера. К самому вокалу мы относимся исключительно как к инструменту, тщательно работая над его партиями, в первую очередь в ритмическом плане. Это очень хорошо отражает «DELetio». А в новом материале уже несколько иначе работаем над вокалом.

Когда наши ожидания закончатся и «DELetio» будет реализован в серьезном формате? По-моему, времени прошло уже более чем достаточно и даже не верится, что такой замечательный материал пролежал на полке более двух лет.

  • Как раз, на время написания ответа, мы получили информацию, что «Делеция» может выйти в этом году (2003). На это имеются неплохие шансы, так как все материалы уже обрабатываются непосредственно для печати и производства тиража. Издателем стал лейбл CD-Maximum. Таким образом должна закончиться затянутая на два года история с выпуском этого альбома. «Делеция» должна была быть выпущена гораздо раньше лейблом More Hate Productions, но по некоторым объективно некорректным со стороны издателя причинам лейбл дважды нарушил наши договорённости и просто-напросто не выполнил своих обязательств.

Все ясно, будем ждать выхода CD. Ну и на последок. Ваш новый материал достаточно сильно будет отличатся от дебютной пластинки. Пояснишь нам что это будет, что-то кардинально новое или качественное преобразование и улучшение уже наработанного?

  • Новый материал значительно тяжелее и энергетичнее, как по звуку, так и по содержанию. Холодная агрессия. Это уже несколько другого плана музыка, чем было на «DELetio». Ключевые принципы и подход сохранились, то есть мы не перешли на совершенно другие рельсы. Это всё продолжение наших идей, воплощаемых в новой форме. Сложные музыкальные элементы мы теперь стараемся уложить в чётко выраженный драйв. Новый UNCROSSED пропитан техногенной злостью, местами индустриальной атмосферой. Как и раньше, так и сейчас в новом материале мы не ограничиваем себя ничем, делаем то что мы хотим и то что нам нравится, не взирая ни на какие стилистические рамки. Единственное, наши новые композиции наверное более гармоничны относительно друг-друга, чем на «DELetio». И, в конце-концов, изменился состав группы и это также влечёт за собой перемены. Можно сказать, что мы стали в большей мере концертной группой, но оставляя при этом достаточно много интересного и интеллектуального для индивидуального прослушивания. Может это ещё кому-то и понравится, кроме нас, хе-хе.

© Виталий Мирошниченко, сентябрь 2003
vitalymir@yandex.ru